Анна Сиднева

***

мятые простыни, пионы в вазе, в темных глазах отражается свет,

солнечный завтрак на светлой террасе, позже танцуем под джаз прошлых лет,

я тебя очень, и ты меня сильно, любить будем вместе до скончания веков,

в нас прорастает что-то всесильное, мы превращаемся в полубогов

с губами обветренными, джинсами рваными, бежим по следам теплых ветров,

смеемся до хрипов, обзаводимся шрамами, в мыслях летаем до облаков,

а после — бессонница, стихи под гитару, кофе чернее самых темных ночей,

в глазах твоих светится сиянье полярное, воздух становится все горячей,

я тебя сильно, и ты меня очень. ладонью в ладонь, за выдохом вдох.

с каждым мгновением прорастает цветочек в волосах

сочинивших

любовь

богов.

 

 

***

титаны

падали

прямо

под воду.

огромными

глыбами

катились

на дно.

для них

небеса

стали слишком

тяжелыми,

разрушиться

им

время

пришло.

титаны

кричали:

«не можем

больше!

держать

эту

безумную

высь!»

…плечи

крошились,

падали

звездами —

попробуй

к ним

на дно

дотянись.

…титаны

падали!

мощь

Земли,

надежда

людей

с сотворения

мира!

даже

они

выдержать

не смогли

тяжесть

нежного

голубого

эфира.

…титаны

упали.

разрушилось

небо.

под обломками

пыльными

нету

травы.

что же,

люди,

теперь

ваше бремя

держать

на плечах

ужасы

мглы.

 

 

*** 

Герда шептала:

«сбудется непременно

южное небо

над головой»

…падают годы

жизни неверной

прямо под ноги

хрустящей листвой.

Кай говорил:

«распахнутся объятия,

вырастут крылья —

и полетим

прямо на море

под облаком счастья

осядем на берег

и будем расти»

…мыслями — верные,

мыслями — глупые.

упали как птицы

в снежную ночь.

Кай был ослеплен

жизнью безумною,

а Герда ему

хотела помочь.

мыслями — смелые,

мыслями — павшие.

им бы на юге

жить и любить

…Герда и Кай

к королеве попавшие

на веки оставлены

в холоде

гнить.

 

 

*** 

за окошком гуляет град, под окном поселился блюз,

я не еду в свой Ленинград. я не еду — да ну и пусть.

за дверьми завывает ветер, под дверями — облезлый кот.

засыпаю я под молебен. вот такой сейчас поворот.

я кричу и бегу из кельи (но на самом-то деле нет),

под ногами — сплошные мели, мне никак не придет ответ

кто я, где я и почему здесь. я запутался без причин,

потерялся и испарился, я остался совсем один.

я сижу в своей тихой келье, украшаю себя венцом.

я хотел быть для жизни светом, а стал только

ее

концом.

 

 

*** 

за окном взрываются — не бомбы — петарды.  маленькую старушку скручивает болью,

«знаешь, милок, а там — в сорок пятом — все было также, я до сих пор все

помню.

красные флаги, красная кровь, а под ногами вечно — топкая склизкая слякоть,

я была маленькой, папа ушел на фронт.  там — в сорок пятом — я разучилась плакать.

красные флаги, красная кровь, красным становится даже тусклое солнце,

словно в пустыне — ничего не живо, только над крышами — авианосцы».

ты обнимаешь старушку, ютишься в плед. наливаешь покрепче кофе, шагая из дома.

сколько бы не было прожито лет, сломанный человек

навсегда

остается

изломан.

 

 

*** 

глаза в глаза и ладонь в ладонь, касаться нежно и так неловко,

ты вдруг, за пару минут всего, из девушки-битвы становишься робкой,

жмешься тепло, дрожат ресницы, пробегаешь мягко по скулам, ключицам,

я закрываю глаза и падаю, словно птица.

как мог я?

как мог я

снова влюбиться?

я знаю — расстанемся, не сможем друг с другом,

не будет у нас общих снов и прогулок,

только лишь грязь и шрамы на сердце.

как мог я?

как мог я

вновь ошибиться?

обнимаешь меня — мир пахнет ванилью.

я себе говорю: хочу ли так сильно,

чтобы сердце опять разлетелось на части?

пробитое сердце становится счастьем,

если пуля летит из твоего пистолета.­­­­­­

к большому,

большому,

большому несчастью,

ты стала любовью

больного

поэта.

Утро

 

Рассыпались бусы – росинки

За домом в деревне, в лугах.

Бегу босиком по тропинке

С утра, на легких ногах.

 

Туман над озером тает,

И видно, как солнце встает,

На озере белая лебедь

Красивой ладьёю плывет.

 

Вот уточка крякает бодро,

Утят своих будит, зовет

И к озеру важной походкой

Ровненьким строем ведет.

 

Деревня вся утопает

В тени пышных садов,

Просыпаемся мы в этом рае,

Под звонкий крик петухов.

 

 

Драконы не умирают

 

Драконы не умирают.

Драконы живут, процветают.

Драконы сердце пленяют

Ведьмы юной моей

 

Драконы живут в красках,

Драконы летают в небе.

Драконы не носят маски,

Драконы плавают в пене.

 

Драконы поют песни,

Драконы плетут сказки.

Драконы одиноко-прекрасны

В своей солирующей пляске.

 

Драконы стареют редко,

Когда свой Смысл находят.

Драконы не умирают.

Драконы тихо уходят.

 

 

Пробиваясь сквозь кудряшки

 

Пробиваясь сквозь кудряшки,

Солнце светит на асфальт.

И чирикают здесь пташки,

На деревьях невпопад.

 

Я ловлю рукою лучик,

Что светлее всех вокруг.

Улыбнувшись мне задорно,

Он сказал: «Беги на луг!»

 

Подставляя лицо небу,

Я танцую на траве.

Моросящий мелкий дождик

Подпевает тихо мне.

 

Заливаясь звонким смехом,

Я рисую полукруг.

И пишу под добрым смайлом:

«Улыбайтесь все вокруг!»

 

И живите! Жизнь прекрасна!

Хватит киснуть в тишине.

Вы пойдите прогуляйтесь,

Чтобы улыбнуться мне!

 

Я в ответ пошлю улыбку,

Чтобы осчастливить всех!

Волшебство создав в открытке,

Поселю я в ней успех.

 

И запрыгнув на качельки,

Долечу я до небес.

Светло улыбнувшись солнцу,

Полечу в зеленый лес.

 

А потом, чуть улыбнувшись,

Я домой зайду к себе.

Чтобы чай налить горячий,

И подумать о тебе.

 

 

Лунно-ночные

 

Очень холодно нам в этой маленькой жизни,

До дрожи страшно не успеть надышаться,

Нам колюче ходить по засыпанным звездами крышам,

Но без этой свободы воздух заморожено-сажен.

 

Нам духовно важно сжимать теплую ладошку

И чувствовать робкие объятия на хрупких ключицах.

Мы от этого зависимы, как менестрели от кошки,

Мы от этого летаем, как журавли на далеких зарницах.

 

Закрываясь от мира, любим и так же страдаем.

Глубокие раны не спешат заживляться.

Балансируем на тонкой грани между раем и адом,

Совсем скоро вырастем и перестанем бояться.

 

Легкие мысли – по лезвию в небо.

Тяжелые души из осколков – в целую.

На кончиках пальцев топчем марену,

По тонким ресницам бродим бесцельно.

 

До боли в висках царапаемся и плачем,

Сбиваем в кровь ноги, танцуя с родными.

По венам течет кофе с несъеденным ланчем.

Мы давно уже стали лунно-ночными.

 

 

Апрель

 

Стара была купель,

Так, что не поймешь, сколько лет,

Мертвым холодом сыпал снег,

Из него появился Апрель.

 

Он был крохотен, совсем юн,

Старший брат его – Март,

Голову потерял свою,

На флейте мелодию заиграв.

 

Вот то дождь, то тепло, то снег,

Старый Март забывал опять,

Что положено играть весне?

Может, скрипку в ладони взять?

 

Забежав на ходу в купель,

Он на голову опрокинул ведро,

Кучкой снега осыпало вмиг,

Его разум стал чист, как стекло.

 

Голос его дребезжал, как тень:

«Посмотри, я здесь, я пришел!»

Юный месяц шептал во тьме:

«Наконец ты меня нашел!»

 

 

Двойник

 

У каждого на свете есть двойник.

Он радуется звездам вместе с нами, пьет ароматный кофе за двоих, и ждет с утра рогатого трамвая.

 

Двойник живет за тридевять земель.

Ну ладно, может, в сотнях километров. Сесть на самолет бы и встретиться нам с ним. Но так боимся, что мимо пролетим мы.

 

Плевать, что не похожи мы ничуть.

Ты – светлая зима, я – смешанная осень. Но мы вдвоем уйдем куда-нибудь, где души наши будут не порознь.

 

 

Белые птицы

 

Зима подошла очень рано,

Октябрь, а снег уж лежит.

Натянув сапоги из кожзама,

Я выйду на улицу вмиг.

 

Красиво-то как! Прямо сказка!

Искрится снежок на траве,

Здесь белые птицы кружатся,

Летят прямо на руку мне.

 

Взмахнувши густой шевелюрой,

Я их отпущу навсегда,

Пусть радуют птицы детишек,

Не тают весной никогда!

 

А я подойду ближе к церкви,

Увижу – блестят купола.

С вершин льется звон серебристый,

Наполнена чаша добра.

 

Глаза прикрывая от солнца,

Бегу со всех ног я в закат.

Сверкающий мир усмехнется,

И птицы со мной улетят.

 

 

Мы летим все дальше

 

В моих волосах запутались звезды, а на руках

уснули птицы.

Я сижу на спине у кита, сжимая темно-синий бок.

Небо смотрит на море, а море смотрит на небо.

С тучек капает дождь, будто ягодный сок.

 

Наверху — космос, а под нами — вечность.

Мы летим все дальше в пустоту.

— Тише, — шепчет заснеженный вечер, —

Тише, пожалуйста, я готовлюсь ко сну.

 

Кит выдувает в воздух капли свободы,

Она расстилается, как дым под окном.

Внизу, под водой, его братья и сестры,

А он улетел, будто облачный слон.

 

Мы, два бродяги, сбежали от мира.

Сказать вам мечту? Его и мою.

Летать мы мечтали и крылья растили

По капле, по перышку, всю вечность свою.

 

Я знаю — закончится. Пройдет наше время.

Затеряемся в мраке, утонем во Млечном пути…

Но сейчас мы свободны, как судьба у собаки,

И счастливы, что выбрали это нести.

*** 

за морозными небесами не увидишь расцвет зимы.

здравствуй, лучик. и снова вместе. постоим на балконе мы.

вновь несутся салютов стаи, с неба падает метеор,

я не верю, что все случайно, в этот раз мы дадим отпор.

 

в этот раз мы желаем счастья, после прячемся в поездах,

чтоб уехать, не знать ненастья, страха, грусти в чужих глазах.

мы трусливы, и мы замерзли. нету сил, чтоб стерпеть всю боль.

мы готовы. еще не поздно бросить все и спустить на ноль.

 

мы готовы. еще не поздно бросить семьи, друзей, долги.

мы готовы. ведь все так просто — встань и к морю беги, беги.

мы посмотрим рассвет над полем и увидим швейцарский лес.

мы споем над землей все песни, сотни мифов, десятки пьес.

 

будем счастливы, будем живы. а пока закрывай балкон.

потанцуем под гром салютов.

я сегодня в тебя влюблен.

 

 

*** 

расцветают маки на рёбрах, покрываются мхом колени,

мы с тобою солнечно-светлые, мы с тобой беззаботно-летние

в голове прорастают чувства, и мечты расцветают на шрамах,

«раз, два три», — вслух считаю. ну, мой лучик, я побежала?

 

протянув руки ветру, ты стоишь на краю бумаги,

эй, мой лучик, вытри слезы. ты готова? вновь побежали?

солнце льется нам прямо в лица, небо падает на ладони,

оно так беспредельно близко, мы глядим и все глубже тонем.

 

август светит — маяк в тумане, я люблю тебя, лучик, сильно.

у тебя в волосах ромашки, и улыбка твоя красива.

мы друг с друга снимаем майки и ныряем в теплое море.

мне любовь твоя — свет в оконце, мы стоим с тобой на балконе

 

и кричим нескончаемым эхом, проносящимся метеором,

и любовь твоя — так красиво. мы все больше и больше тонем.

это лето останется с нами

легким перышком в крыле птицы

как же можно, лучик, ответь мне,

как же можно

так сильно

влюбиться?

 

 

*** 

мне до неё ― похудеть килограмм на двадцать,

постричься коротко, начать опять слушать Нирвану,

она ― словно героиня из детских сказок, и мне её

беспредельно

мало.

 

чтоб достать до неё, придется вырастить в голове целый космос,

больше дышать и перестать смотреть в одну точку,

она, я думаю, была идеальным ребенком,

и кто-то ласково

звал её

дочкой.

 

я готова перевернуть в себе целый мир,

устроить мировую войну, выгнать всех тараканов долой,

она улыбается нежно мне, тихо шепчет что-то.

и я знаю точно:

у неё

давно есть

другой.

 

 

*** 

опускаешь ноги в море холодное, и их пробирает дрожь.

ты идешь все дальше, и веришь, что наконец-то себя найдешь,

но под ступнями камни, куски рубленого валуна,

не теряя надежды, идешь и в какой-то момент

не чувствуешь

дна.

 

тонешь, захлебываешься солёной морской водой.

не видишь берега, неба, только под веками — тихий постой,

маленький домик, кошка и сеновал.

ты дома, родной. я тебя ждал.

 

ты дома, родной, больше не будет проблем,

падений и слез, вереницы дилемм,

непостоянства, попыток сбежать на вокзал…

ты дома, родной. я так давно тебя ждал.

 

не бойся смотреть в окно, не страшись засыпать,

ты больше не увидишь кошмаров, что снились опять и опять,

ты больше не будешь дрожать от холодной воды и прикосновения рук,

ведь ты дома, родной, я укрою тебя от всех бед вокруг.

 

знаешь, пока я ждал, было больно дышать, улыбаться, мечтать,

я смотрел из окна в небо холодное и по звездам учился считать.

мне так плохо без тебя было, мой дорогой друг,

я не выходил из дома, по спинному мозгу струился испуг,

но

теперь я спрячу его далеко-далеко, так, что никто не найдет,

в далекое озеро суну, под самый крепчайший лед.

я возьму тебя за руку, а в другую возьму кинжал.

я тебя защищу, ведь я так долго 

тебя здесь 

ждал.

 

 

*** 

падает снег хлопьями.

остывшие звезды,

вопреки законам физики, светят ярче,

потому что они в твоих руках.

прохвосты

торгуют любовью. внутри не станет жарче,

 

а будет лишь холоднее,

как на дне старой

замерзшей речки.

хотя ты знаешь,

там рыбки

живут.

и когда любят, становятся парой.

 

это не про нас.

наши жизни не вместе идут,

неизвестные боги берегут нас может

друг от друга.

ведь в конце все равно побьемся,

ведь конец хороший все равно невозможен.

 

так они говорят.

но ты мне нужна,

и мы

пробьемся,

не смотря на сотни

разных

преград.

 

 

*** 

а звезды не гаснут, а звезды уходят в спячку,

и вулканы не тухнут, лишь застывают в истории,

мы нелепо танцуем, чуть ли не враскорячку

под музыку из давно закрытой консерватории.

 

а море не плачет, а море скорбит тихонько,

и корабли не тонут, лишь замирают в неведении,

мы с краю вселенной касаемся рук легонько,

и тонем в объятиях, копя друг о друге сведения.

 

а птицы не падают, а птицы шагают в сказку,

и души не мерзнут, лишь покрываются инеем,

расплата настигнет, даст нам мощную встряску,

но сейчас целуй крепче. ты — мой жизненный минимум.

 

 

*** 

ты многое видел:

вулканы,

грозы,

землетрясения.

и чувствовал ветер, сбивающий с ног.

 

ты многое слышал:

ложь,

слова о любви

и спасении.

ты видел множество разных дорог,

 

но не избрал ни одну.

вращаешься в мире бесхозно,

спасаясь

от всех

и себя

целиком.

 

ты многое чувствовал:

боль,

страх,

потрясения.

а потом вдруг

падал на землю

ничком.

 

ты брел, ноги сбивая,

в кровь,

мясо,

в хлам.

 

ты падал

и греб

безумно.

бессильно.

падал опять,

отчаявшийся,

к сердцам.

 

ты

чувствовал,

бился,

любил.

и вновь —

валился ко дну.

 

хлебал кровь,

поднимался,

сглатывал горькую

от таблеток

слюну.

 

и снова вперед.

кутался в

ободранное пальто,

и шел.

 

чтобы

не нашел

тебя

нигде

никогда

никто.

 

 

*** 

под небом танцующим, под небом гремящим, взорваться грозящим,

я беру тебя за руку искренне и с любовью шепчу стихи.

на мосточке над гладью негладкой вод куда-то спешащих

я обнимаю тебя за талию и вершу первые свои грехи.

 

мы с тобою голые в колыбели водной обнимаемся крепко и не знаем, как дальше плыть,

но это неважно, нам звездою скользящей приказано дальше за правдой к луне ближе взмыть.

 

я тебя не пускаю, я тебя обнимаю и все крепче и крепче прижимаю к душе.

моя ты родная, сквозь веки взираю и вовсе не знаю, есть отчего ты в моем мираже.

 

ты сильная, нежная, за правдой спешащая, под танцующим небом плывешь ты во мгле.

я тебя не забуду и любую паскуду за тебя приструню и брошу ближе к земле.

 

мы с тобою голые в колыбели водной, цепью закованные, нежностью скованные.

мы с тобою робкие, ласковые и смелые.

в мире с тобой последние любящие-неумелые.

 

 

*** 

я искала, возможно, тебя.

по проулкам и тротуарам,

по обочинам, переходам

и в горчащей дождливой мгле.

 

я искала, возможно, тебя.

по прокуренным шатким барам,

по расшатанным теплоходам

и конечно немного в себе.

 

я искала, возможно, тебя.

в тихом звоне дрожащих улиц,

в рёве утренних автостанций

и в молчании закрытых аптек.

 

я нашла тебя осторожно

среди легких холодных травниц,

среди старых квитанций, чеков.

я нашла тебя на свой век.

 

 

*** 

чем больше встречаешь закаты, тем больше любишь рассвет.

и капель по стеклу не злит, а успокаивает мирно.

ты идешь по лужам и придумываешь на жизнь совет:

не грусти, не бойся, расслабься, забудь свою стойку «смирно».

 

обнимай прям до ребер и на небе разгоняй облака,

говори дорогим, что любишь, и люби до потери пульса,

не говори никогда «прощай», говори каждый раз «пока»,

и верь, что всегда вернешься, как бы ни было дальше грустно.

 

ты знай, что кто-то будет целовать нежно твои запястья,

и пальцами вдоль позвоночника пройдется шуршащим ветром.

ты верь, что всегда полюбишь, и где-то глотнешь ты счастья,

ты найдешь людей своих теплых и прольёшься в них чистым светом.

 

у тебя в ушах Скорпионс, ты только что встретил рассвет.

плечи дрожат. холодно ведь и /пока/ ты еще одинок.

идешь по лужам вперед, придумываешь на жизнь совет.

не волнуйся, ты будешь счастлив.

 

это вовсе не эпилог.

Comments: 0

Рыжая (Friday, 19 April 2019)

Волшебно...

  • Арина Волкова (Sunday, 08 January 2017 21:39)

    Желаю победы, прекрасные стихи

  • #3

    Дмитрий (Tuesday, 20 December 2016 16:50)

    Годные стихи. Достойно

  • #2

    Алиса К. (Saturday, 10 December 2016 11:02)

    Такие чувственные стихи, цепляют за душу. Добрые, грустные и чистые, как первая роса.
    Надолго останется в душе.

  • #1

    Оксана (Thursday, 01 December 2016 12:41)

    Очень нежные, легкие, практически воздушные стихи. Умница, Аня