Станислав Лурда

 

Лурда Станислав Романович, работаю врачом хирургом в Центральной Городской Клинической Больнице города Ульяновска. Родился в Москве, до 16 лет жил в городе Сызрань, после чего переехал учиться в Ульяновск, где окончил Ульяновский Государственный Университет, факультет медицины и экологии. Увлекаюсь компьютерными играми в жанре MMORPG, коллекционными карточными играми, играю на гитаре. Стихосложением начал увлекаться еще в детстве, но серьезно принялся развивать свои способности ближе к 25 годам, люблю эксперименты с рифмами и смысловой нагрузкой произведения.

Я останусь жить в своих снах

 

Мы умираем во время первого сна.

Только родившись, закрывая глаза,

Мы уходим.

 

В туман или бездну, на край или в путь.

Мы слишком беспомощны, нас не вернуть,

Засыпаем.

 

Наутро, очнувшийся, в новую жизнь,

Спокойно войдешь, но ты станешь другим.

Ты остался...

 

За гранью нелепого первого сна,

Того, кто проснется здесь вместо тебя,

Ты не знаешь.

 

Истратив себя, оставляя во сне,

Частичку души. Опустев, ты в конце, уже насовсем…

Умираешь.

 

 

Пусто внутри

 

Холод. Внутри. Поселилась зима.

И сотни колючих снежинок.

Я их позвала. Пригласила сама.

Сердца от растаявших льдинок...

 

Ты снова ушел. И забрал все тепло.

Горящий камин как картина.

Не греет, смеется, как будто назло.

Ты снова ушел без причины… 

 

 

Воздушные Замки

 

Воздушные замки построить не просто.

Не нужен кирпич, ни цемент, ни бетон.

Нам нужен фантазии сказочный остров.

И души поющие с ним в унисон.

 

Когда ясный взгляд твой зажжет в небе звезды,

Когда звонкий голос разбудит ветра.

В нас будут рождаться все новые грезы,

Как искры взлетать из ночного костра.

 

Фундамент для замка – твои сновидения.

Высокие стены – частички мечты

Подвалы и башни – моменты забвения

Секунды со мной – это будут мосты...

 

 

Больше никогда

 

Я хочу, чтобы ты задышала

Едким дымом и запахом слез.

Я хочу, чтобы ты закричала,

Поняла, что теперь все всерьез.

 

Поняла, больше он не вернется,

Не обнимет, не скажет – «люблю...»

И к щеке нежно не прикоснется.

Не прошепчет "Да я потерплю... "

 

 

Горько-сладкий сон...

 

Скажи мне честно, ждешь моих звонков?

Хоть на секунду сердце замирает?

Когда я рвусь сквозь пустоту гудков.

И злость от беспокойства разбирает...

 

А ты всего лишь спишь под теплым пледом…

Бессильно под подушкой стонет телефон.

Я, глядя на экран, курю под серым небом,

А в мыслях страх: с тобою рядом Он.

 

 

Лестницы

 

Твоя цель: это дверь, та, что в самом конце,

Ты готов все отдать и дойти,

Распахнуть и войти с торжеством на лице,

Но упасть, обессилев в пути.

 

Разорвет тишину твой отчаянный крик,

Затихая в бессмысленный стон.

За распахнутой дверью от цели лишь блик.

И пролетов бездушный бетон.

 

Ждут ступени твой шаг, выбор вверх или вниз,

До последней двери долгий путь.

Что там ждет впереди, какой новый каприз.

Ты на лестнице сможешь взглянуть…

 

 

Обреченные

 

Мы прожигаем свои нервы ежечасно,

Минутами, секундами горим.

Открыв глаза, решаем – все напрасно.

И жить мечтою больше не хотим.

 

Мы затерялись где-то в серых мыслях.

Нам важен лишь конечный результат.

Не видим за окном кружащих листьев,

Пытаемся найти, кто виноват.

 

Пытаемся опять решить, что делать,

Хоть малость в своей жизни поменять,

Но снова взвинченный, взведенный до предела,

Ты будешь нервы ежечасно прожигать...

 

 

Мастерская Слез

 

У каждого, где-то за сердцем,

Закрыта, подальше в груди,

Есть комната с маленькой дверцей,

Где вечно работа кипит.

 

Стучат молоточки умело,

Шлифуется горный хрусталь,

Следить, чтобы не помутнело,

И сверху из соли эмаль…

 

Разложены будут отдельно

Тончайшие капельки слез,

Не падали чтобы бесцельно,

А только по делу, всерьез…

 

Три мастера правят работой,

Свой каждый рисует узор,

С любовью и нежной заботой

Фантазии дарят простор.

 

Для каждой свое будет время,

За сердцем их спрятано впрок,

И мастер отпустит творенье,

Наступит когда его срок…

 

Когда ты заплачешь от боли,

Когда засмеешься до слез,

Когда тень несчастья накроет,

Блеснут на глазах тени звезд…

 

У каждого, где-то за сердцем,

Закрыта, подальше в груди,

Есть комната с маленькой дверцей,

Где вечно работа кипит…

 

 

Бездарность

 

Слащаво выглаженное полотно

Моих ровно подрезанных строчек.

Я думал – это свыше дано

Облекать буквы в красивые оболочки.

 

Оказалось, я просто механик,

И не чувствую жизни в рожденных стихах,

Нарываюсь на айсберг, как чертов Титаник,

И тону под веселые искорки в ваших глазах.

 

 

Мой Ангел Хранитель

 

Мой ангел хранитель – запойный ублюдок,

Он пьет, словно изгнанный бес.

Стакан за стаканом, теряя рассудок,

Он больше не видит Небес…

 

Мой ангел хранитель – крылатая сволочь,

Он дует траву как табак,

Неважно что – утро, а может, за полночь,

Мы тащимся к девкам в кабак…

 

Мой ангел хранитель – он та еще сука,

Сквозь зубы он мат лишь цедит,

Быть с ним каждый день – это адская мука,

Быть может, в нем демон сидит?

 

Мой ангел хранитель – меня забывает,

Напившись, валяясь в грязи,

Его невмешательство жить заставляет.

Плевать я хотел на грехи.

 

Мой ангел хранитель – изгой среди братьев,

На крыльях его моя кровь.

Мой Ангел Хранитель – мое лишь проклятье,

И пусть будет так вновь и вновь…

 

 

Моему брату

 

Ты помнишь наше детство, младший?

Наш двор, футбол до самых первых звезд?

Тряпичный мяч, асфальт и беды повидавший.

Синицы в узких трубах, вместо гнезд.

 

Те самострелы с маминых прищепок,

И магний, что найти с таким трудом,

И кучу «ЮСЭйных» синих кепок,

Назад повернутых истертым козырьком.

 

А помнишь пруд в Москве и дедушкина лодка,

Как по минутам в очередь с тобой гребли,

Ремень отца и ненавистная нам плетка,

Ну все, наверно, в детстве так себя вели…

 

Сиамский зверь, что столько лет нам отдал,

И двухэтажная скрипучая кровать,

Как ты кричал, что уже очень поздно,

Убейте свет. Мне не давал читать.

 

И школа хоть одна, но разные дороги.

И драки дома, с поводом и без.

По расписанию намытые пороги,

На сегу времени всегда было в обрез…

 

Мы редко видимся сейчас, и это правда.

Я знаю, и ты знаешь. Не вопрос.

И пусть сейчас жалею я, что вырос…

Но бесконечно счастлив, что с тобою рос.

 

 

Эй, Купидон!!!

 

Эй, Купидон, продай мне дозу,

Мой организм без ласки истощен,

Один укол стрелой из алой розы,

Пусть знаю, я навеки обречен.

 

Эй, Купидон, продай мне дозу.

На этот раз мне есть чем заплатить.

Не надо, не нужны твои угрозы,

Продай мне, друг, и я хочу любить.

 

Эй, Купидон, я знаю, не откажешь.

Ведь у любви всегда хорошая цена,

Все это бред, что сердцу не прикажешь…

Весь шквал страстей хочу я испытать сполна.

 

Эй, Купидон, ты мелочный барыга,

Оставь презрения свой полный взгляд,

Я в твоей власти весь, здесь нет интриги.

И завтра я вернусь…Готовь свой яд…

 

 

Один Шаг...

 

Закрытые веки проломлены светом,

В падении воздух сжигает мне плоть…

Раскатистый смех будет лучшим ответом,

А в венах густеет и копится злость.

 

Натянуты нервы дрожащей струною,

Еще одной ноты не выдержит сталь.

Поток ярой злости накроет волною,

Сметет шаткий разум, закрутит в спираль

 

Горящая ненависть выжжет мне тело,

Из адского пламени – новая плоть…

Я в новую жизнь первый шаг сделал смело,

А ты? Сможешь страх в себе побороть?..

 

 

Жизнь В Тишине

 

Ни стука, ни скрипа, ни клавиш запевы,

Меня окружает сплошная стена.

Не я был последний, не я буду первый

Из тех, кому в жизни важна тишина.

 

Вокруг миллиарды кусков биомассы.

Я рад одиночеству в мире людей.

Мой путь бесконечная серая трасса,

Попутчиков нет. Тишина мне важней.

 

И глядя вокруг затуманенным взглядом,

Не вырвусь из плена зыбучего сна.

Не стоит идти со мной об руку рядом.

Мне просто плевать, мне важней тишина.

 

 

Берег Грез

 

Я слышал, как ветер поет твое имя.

Как волны морские мне шепчут о том,

Что ты обнимала их, нежилась с ними.

На береге диком. На пляже пустом.

 

Я слышал, как ветер кричит твое имя.

Песок под ногами сияет теплом,

Что ты подарила, его чуть касаясь...

На береге диком. На пляже пустом.

 

Я слышал, как ветер шептал твое имя.

Я чувствовал Соль от его морских слез.

Ты всех их дразнила. Играла лишь с ними.

На пляже пустынном. На береге грез.

 

 

Заплети в свои русые косы туман

 

Заплети в свои русые косы туман,

Что стоит по утрам над рекою…

Серой дымкой скользя, оплетает твой стан,

Накрывая прозрачной волною…

 

Заплети в свои русые косы туман.

Что лежит по утрам над травою…

Твой чарующий голос, словно дурман,

В моих мыслях пропитан тоскою…

 

Заплети в свои русые косы туман.

Дай тебя обниму и укрою,

Ты моя навсегда, я тебя не отдам…

В своем сердце навечно закрою.

 

 

Ангельский вздох...

 

Мой поцелуй коснется твоих крыльев снежных.

Мое дыхание заставит тело трепетать.

Прикосновенье губ моих и шепот нежный.

Я знаю, Ангел мой, ты не захочешь улетать.

 

Закрой меня своими крыльями от Мира,

Взлети со мной и раздели наш вдох.

Во власти страстного, безумного Зефира,

Мы будем разрывать пространство снов.

 

Молю тебя, останься здесь со мной навечно,

Я не смогу порвать связующую нить.

Моя любовь к тебе унизит бесконечность…

Не улетай…Я не смогу себе простить…

 

 

Неба не хватит на всех

 

Последнее слово ушедшего в пламя,

Оставшейся воли хватает на грех.

Смеясь, поднимаю бесовское знамя,

Я знаю, что неба не хватит на всех.

 

Неважно мне как, пусть петля или пуля,

Намокший асфальт и полет без помех.

С «Макаром» в руке и качаясь на стуле,

Уверен, что неба не хватит на всех.

 

Без чувства смотря в вороненое дуло,

Меня пробирает на дьявольский смех,

Набейте на камне, что сверху воткнули:

«Он думал, что неба не хватит на всех»…

 

 

Lifecrasher

 

Разбить свою жизнь своими руками,

Как мусор сжигать, молча глядя на пламя.

Топить слабость воли в дрянном алкоголе,

Все это понять, загибаясь от боли.

 

Вокруг те, кто любит, но ты же страдаешь,

Своим безразличием их унижаешь.

Тебе важен тот, для кого ты пустое,

И ты просто просишь оставить в покое.

 

Ты жалкий предатель, бессовестный лжец,

Безвольная сволочь, банальный подлец,

Твоя жизнь не стоит и капли любви,

Что дарят тебе. Теперь сам себе лги...

 

 

Моя звезда

 

Она – это порыв морского ветра.

Она легка как утренний соленый бриз.

Как ураган ворвется в твое сердце,

И это будет лишь простой каприз.

 

Ее любовь пылающим вулканом

Растопит твою душу… поглотив.

С утра напомнит призрачным туманом,

Ты проиграл… Ее не покорив.

 

Черты ее ослепят совершенством.

Пленит узор точеного бедра…

Услышишь «да»…поймешь, с каким блаженством

Ее ласкают южные Ветра.

 

Не обожгись об этот вольный ветер.

Она полюбит раз и навсегда.

И Вечность, стоя на рассвете,

Будешь шептать … «Моя Звезда»…

 

 

Наедине с тобой

 

Изящный силуэт, как призрак прошлой ночи.

Ты у окна, с горячей чашкой кофе.

А за стеклом спокойный город спит.

 

Я обниму. Хотел сказать тебе... А впрочем,

Мои слова лишь тени этой ночи…

Моя постель твое тепло хранит.

 

Я прикоснусь к щеке. На палец черный локон

Изгиб плеча… Губами ненароком…

И снова омут глаз твоих манит.

 

Твой тихий смех. Жаль, расставанье не отсрочить.

Но знаю я, что с этой самой ночи

Твой мягкий шепот для меня магнит.

 

 

Война

 

Нам не понять, как это было,

Не испытать всех этих чувств,

Как боль потерь под сердцем ныла,

И как тоска сжигала грудь.

 

За то, что жив, и живы мои дети,

Страна свободной нам дана,

Спасибо вам, кто это сделал,

Хоть и кровавая была цена.

 

Мне не сказать все в этих строках,

Я не был там.

И видит Бог, что не стремлюсь.

Но вам – прошедшим круги ада,

Я низко в пояс поклонюсь.

 

 

Проигравший жизнь осени

 

Темнеет. Сегодня небо в тучах,

А ночью сильный ливень ждет

Опавших мертвых листьев кучи…

Их ветер гонит в хоровод.

 

Темнеет. Вон, фонари уж разливают

На землю свой холодный свет.

Он неприятен, нереален.

Тепла и жизни в таком нет.

 

Темнеет. Стаи птиц под облаками.

Пустые улицы. Дома с зажженными огнями.

И я один. Никого нет.

Осенний ветер сносит шапку

И гонит: «Прочь незваный гость».

Но поздно, друг, я сделал ставку,

Не вырывай у меня трость.

 

Темнеет. Сегодня небо в тучах.

Теперь навечно Осень здесь,

Но для меня это счастливый случай,

Я осени отдамся весь.

Радость Нового Дня

 

Тяжелые капли прохладной воды.

Немного.

Но так освежает.

На сонном лице от подушки следы.

Не больно.

И не напрягает.

 

Горячие капли зальют порошок.

Не вкусно.

Кофейная гадость.

И сыпется тоннами белый песок,

Кипящая,

Мерзкая, сладость.

 

Последняя пачка, и брошу курить.

Просрочил.

Уже себе клялся.

Не страшно, нам совесть поможет простить,

Не смог.

Но хотя бы пытался.

 

И мягким касанием ветер в лицо

Игриво

Как давний знакомый,

Чистейшее небо не давит свинцом.

В душе

Разрывает оковы.

 

Порадуйся Солнца прямому огню,

ЗасмейсЯ,

Я знаю, сумеешь,

Навстречу спешащему новому дню,

Откройся.

И не пожалеешь.

 

 

Один звонок

 

Миллионы бессмысленных жизней,

И один телефонный звонок.

В этом городе, полном презрения,

Я, как правило, был одинок.

 

Не измята подушка вторая,

Не касалась ее голова.

Кроме собственных сбивчивых мыслей,

Я не слышал другие слова.

 

В этом городе, полном презрения,

Безразличия, серых теней.

Твой звонок среди ночи настойчивый,

Обещает тепло простыней...

 

 

Только не молчи...

 

Я пробую на вкус твои новые ноты,

От запаха голоса шум в голове.

Падение, скорость, безумные взлеты,

Я вновь на вершине, забыв о земле.

 

Теряя секунды, за воздух хватаясь,

Я жадно вбираю в себя каждый стих,

Прошу, не молчи, я тогда потеряюсь,

Пока ты поешь, я дышу за двоих…

 

 

Токката ля минор для капель Дождя и шести Струн

 

Разряженный воздух, и ночь словно шелк.

Скользит по щеке мягкий ветер.

Несмелыми каплями в гости зашел

Мой друг – Серый Дождь, на рассвете.

 

В руках черный гриф, шесть натянутых струн,

Сто пять этажей подо мною,

Обрушится с неба на землю тайфун,

Из нот, зарожденных звездою.

 

Мелодия неба, мелодия звезд

Затронет прогнившие души,

Заставит поверить, вернет сотни грез,

Потерянных… Проданных… Лучших.

 

Мой друг, Серый Дождь, вторит мне в унисон,

Ведь каждая капля как нота.

Ты снова родился. Покинул свой сон.

И капля, лишь точка отсчета.

 

Мелодией неба, мелодией звезд…

Я словно скрипач на той крыше.

Проснитесь. Вы живы сейчас не всерьез.

Взлетайте все выше и выше…

 

 

Касание Осени

 

Касанием осени я был разбужен,

Закончились горькие летние сны…

Ты снова пришла, я опять тебе нужен,

Мы вместе с тобой вплоть до новой весны,

 

Твои листопады, пронзающий ветер,

Дожди бесконечным потоком с небес,

И серое небо в бесцветном рассвете,

Разорван грозою тяжелый навес.

 

Спасибо за то, что меня разбудила,

Спасибо за то, что со мной до конца,

За новую жизнь, что ты мне подарила,

Касанием легким и силой Творца.

 

 

Сталь

 

Зеркало старит… Вот сука.

И ты в одиночестве брошен на дно.

Тихо в квартире, ни звука…

Не плещется больше в стакане вино.

 

Дым сигарет добивает.

Он в легких твоих поселился давно.

А память опять воскрешает.

Чему в жизни сбыться не суждено.

 

О чем же ты думал? Не знаешь?

К чему ты стремился, зачем столько жил?

Ты все еще спишь... Ты мечтаешь?

А в жизни хоть что-нибудь ты совершил?

 

Я буду таким же уставшим

На стуле сидеть и разглядывать даль...

Искать в пустоте день вчерашний.

Коррозией съедена твердая сталь.

 

 

Завтра не будет

 

Завтрашний день никогда не наступит,

Тысячи раз я уже проверял.

«Утро придет, повернет, все искупит»,

Как мантру сквозь сон я себе повторял,

 

Свет за окном, раскаляется воздух,

Новые двадцать четыре часа,

А надо мной почерневшие, рваные,

Громко смеются дождем небеса.

 

Сегодня закончилось, стрелки застыли,

И доли мгновенья надежда жила.

Песчинки секунд ее тут же разбили…

Завтра не будет. Я здесь навсегда.

 

 

Пришейте мне чертовы крылья!!!

 

Пришейте мне чертовы крылья.

Хоть беса, хоть ангела, мне все равно,

Я просто устал от бессилья,

Мне крылья нужны и один шаг в окно,

 

Свободы отчаянный воздух,

И смех в поднебесье, безумный полет,

Я снова живой. Не иссохну,

Пришейте мне крылья, пусть время замрет.

 

 

Двадцать Пять

 

Я точно умер в двадцать пять,

Я помню, это было,

Под свой же смех, последний шот,

И кровь в пути застыла.

 

Я точно умер в двадцать пять,

Свободой насладившись,

Под звон струны я не дышал,

Под край вином залившись.

 

Я точно умер в двадцать пять,

И даже не жалею,

Я девять тысяч дней прожил,

И больше не старею.

 

Я точно умер в двадцать пять,

Чего и вам желаю.

Придет ОНА и скажет «Все…

Тебя я отпускаю…»

 

 

Знакомый

 

Ты знаешь меня, ты все помнишь,

Как пили на лавочке вечером ром.

Домой как друг друга тащили,

На кухне сидели за круглым столом.

 

Она меня помнит и знает,

Ту ночь, и те простыни в сладком огне,

На утро заваренный кофе.

Ее телефон на клочке в портмоне.

 

А этот прохожий он помнит,

Я с сыном его вроде в школу ходил,

С той девочкой мы танцевали,

И я о любви нежно ей говорил…

 

К другой подойду, она вспомнит,

Когда-то давно я ее целовал,

«Давай провожу, ты не против?»

Прекрасный, я думаю, будет финал…

 

Я вечно шагаю сквозь лица,

Сквозь тысячи «здравствуй», кивков головы.

Ты сразу готов улыбнуться,

Ты помнишь тот миг, как столкнулись миры.

 

В потоке людей я Знакомый.

Ты видишь меня и готов вспоминать

Все то, что когда-то случилось,

В сознании сам сможешь дорисовать…

 

 

Меня отравили...

 

Меня отравили… Так больно…

Проклятый коньяк за собой смерть принес,

Меня отравили… Спокойно…

Я сплю… Это сон… Это все не всерьёз.

 

Меня отравили… Не верю.

Мне нет до них дела, я не хочу знать,

Что будет за призрачной дверью,

Верните тетрадь, я хочу лишь писать…

 

Меня отравили… так страшно…

Разбитый бокал, тихий ужас в глазах,

Меня отравили… напрасно!

Я скоро вернусь, и буду жить в снах.

 

Меня отравили… Секунду!!!

Последние строки успеть дописать,

Меня отрав…

 

 

Rm and Dj by Alexandra

 

Ты спишь, в моих объятьях не дыша,

Смертельной каплей яда насладившись,

Уходит жизнь… С насмешкой, не спеша,

И нет тепла в глазах твоих застывших.

 

Мой ангел, я хотел тебя любить,

И сердце лишь в твоих руках оставить,

Нежнейших чувств до дна твоих испить…

Но сделать вдох, увы, мне не заставить…

 

На бледной коже мягкий слез хрусталь,

А предсказания судьбы простая ложь.

Застынет и в моих глазах печаль,

И сердце затвердевшее расколет нож.

 

Холодной коже кровь тепло подарит…

Пусть ты мертва – я должен это точно знать.

Три дюйма серой закаленной стали.

Я не готов тебя ему отдать.

 

Твой выбор просто глуп и безрассуден,

Джульетта, как же ты могла,

И этот шаг, он для меня безумно труден…

Не быть тебе с Ромео. Пусть мертва.

Но ты моя.

 

 

Взлетай

 

Взлетай. Увидишь небо под собой.

Свинцом налитых облаков коснись рукой.

Взлетай. Оставив землю позади,

Забьется сердце в разорвавшейся груди.

 

Кричи. Пусть разлетится в небе зов.

Восстав, сорви с души оковы липких снов.

Кричи. И ты поймешь, не одинок.

Пришел твой час, и вверх посыпался песок.

 

Умри. Застыв на пике в небесах.

Затихший стук. Потухший свет в твоих глазах.

Умри. Оставив крик свой на волне.

Он возродит тебя из пепла в новом сне.

 

 

Я буду твоим сном

 

Я вырву свои сны из пламени сознания,

Цветной, ненужный мусор мне причиняет боль.

Остатки прошлой жизни, мои воспоминания,

Прощайте. Я свободен. Я выбираю роль.

 

Безумным серым вихрем сломал печать отчаянья,

Изнанка мироздания теперь мой новый дом.

Здесь места нет для боли, печали и страдания,

Теперь с тобой я рядом…Я буду твоим сном…

 

Я буду незаметно касаться твоих мыслей…

Ты иногда услышишь мой голос в тишине.

Мое существование ты наполняешь смыслом…

Я тот безумный вихрь, рожденный в твоем сне.

 

 

Маленький Секрет

 

Тишину в твоей квартире будит звук моих шагов,

Отступая, она мягко рвет пространство вязких снов.

Озаряет бледным светом подобравшийся рассвет,

Ты проснешься в новой жизни, там, где меня рядом нет.

 

Пустота в постели справа, на подушке мятый след,

Крепкий кофе, мерзкий запах нелюбимых сигарет.

В голове обрывки мыслей, незаконченный портрет,

Я во сне твоем рожденный, я твой маленький секрет.

 

 

Кто я?

 

Я просто нарисован на твоем окне…

Твоими пальцами по теплому дыханию,

Ты, засыпая, видела меня во сне...

Возможно я твое воспоминание?

 

Я просто образ, соткан сизым дымом

Последней сигареты, пустым глотком вина…

И таю я перед тобой неумолимо…

Секунды ход... И ты останешься одна...

 

 

Пьяный ангел

 

Разорву свою грудь, и оттуда

Хлынет пьяным потоком вино.

Захлебнитесь. С меня не убудет.

Захлебнитесь, ведь мне все равно.

 

Вы убили остатки надежды.

От мечты вашей сыпется прах.

Я сложу свои крылья невежды.

Вы узнаете, что значит страх.

 

Да, сегодня я пьян, и отныне

Буду силу черпать я в вине…

Мое сердце уже не остынет.

Мои крылья утонут в огне.

 

 

Я научилась дышать без тебя

 

Ушел, отвернулся, как бросил под воду.

Словами обжег словно плетью меня.

И сдавлена грудь пусть нежданной свободой,

Я научилась дышать без тебя.

 

Бессонные ночи с заплаканным взглядом,

Я молча смотрела в туман из окна.

Но это прошло, я живу. И ты знаешь…

Я научилась дышать без тебя.

 

Закрою в душе все страданья и боли.

Забуду слова, что шептала любя.

Я вытерла слезы и вновь улыбаюсь…

Да… Я научилась дышать без тебя…

 

 

Ждать

 

Я буду ждать твоего возвращения

Нервно вдыхая одну за одной

Давя тревогу и сомнения

Встречать рассвет с тяжелой головой.

 

Я буду ждать твоего возвращения

Когда ты ключом своим щелкнешь в замке

Ко мне подойдешь в задымленную кухню

Прижмусь я щекою к холодной руке.

 

Я буду ждать твоего возвращения

Ночью, когда ты заснешь на плече

Секунды считаю тех ощущений

Сбыться, которые дали мечте.

 

 

Архитектор Лжи

 

Он стоит за твоими плечами,

Тихий шепот плетет миражи.

Ты отравлен пустыми речами,

Ты в плену Архитектора Лжи…

 

Лживый кокон с рожденья сетями

Расточает обманы и яд…

Твои клятвы разрежут клинками

Даже самый доверчивый взгляд.

 

Тонкий след его голоса близко…

Повторяешь за ним словно блажь…

Фразы тают на воздухе зыбком

Фантастический, лживый мираж…

 

Обернись, посмотри и увидишь,

Ты же знал это…Правду скажи.

Над тобою, как и над всеми.

Лежит тень Архитектора Лжи.

 

 

Я буду жить

 

Взрыв. Волной дыханье сбито,

И кровь из разможженного плеча.

В глазах картина словно слита,

И я терплю, без голоса крича.

 

Смешно. Каких-то двести метров,

Но не пройти мне этот путь

Под градом пуль, снаряды танков

Смешно. Да и назад не повернуть.

 

В руке граната. Как банально

Уйти со взрывом как герой?

Смешно. Но побеждают лишь живые.

Ползу вперед, превозмогая боль.

 

Я буду жить. Для тех, кто рядом.

Для тех, кто за моей спиной.

Я буду жить остервенело

Для той, что ждет меня домой.

 

Я буду жить.

 

 

Серебряный ветер. by Иар Эльтеррус.

сожаления о невозможном.

 

Я заждался тебя, серебряный ветер…

Я скучаю по яркому отблеску звезд.

Я хочу видеть небо при каждом рассвете.

Я хочу в тебя верить и знать – ты всерьез…

 

Унесешь мою душу, подаришь ей время,

Ты поселишь ее в миллиардах миров.

Глядя в небо свое, до последнего верю,

То, что буду подхвачен я, сонмом ветров.

 

Я заждался, и все же, при каждом рассвете

Я стою у обрыва, зажмурив глаза,

Жду, когда меня схватит серебряный ветер…

Но все тщетно… душа моя, видно, пуста….

 

Я не спорю с Богами, не ищу отпущенья,

Не ношу покаянья потертых одежд.

Ветер Жизни. Он вырвет меня из забвенья…

Не оставлю на это безумных надежд.

Соберись

 

Не гони

Мысли прочь.

Все в мешок. Уволочь.

Не так трудно.

Пусть тяжел,

Угловат,

Но ты сам виноват,

Безрассудно.

Раздарил, раскидал,

Все, что сам собирал,

И хранил

В рюкзаке,

Словно вечность.

Не подумал,

Не знал,

И сейчас осознал, то что жизнь,

Словно свет,

Скоротечна.

Соберись,

Снова в путь.

Постарайся вернуть,

Хоть отчасти.

Каждый миг,

Каждый сон,

Нераскрытый бутон

Своей власти.

Своих снов,

Своих дум,

Нерастраченных лун,

Ты хозяин.

Ты поверишь,

Пройдешь,

Вновь себя обретешь,

Во вселенной

До самых

Окраин.

 

 

Каркадэ

 

Красный чай в стакан.

От отчаяния.

Порошком черный сахар.

На дно.

Решено. Пара глотков обжигающих.

Случайно, неловким движением,

Правда нечаянно, остатки расплескал на старый рассохшийся стол.

Мой календарь не меняется,

Даже когда срываются

Старые листы.

А ты?

Почему твое утро всегда отдает понедельником?

Почему в твоих венах не кровь, а сыпучий песок?

Я не смог.

Я не смог тебя вымести с мусором.

Просто вырвать из жизни кусок,

С наслаждением,

Глотать этой крови горячей поток, словно сок.

Я не смог.

Обвиняйте меня в малодушии.

И во всех семи смертных грехах.

Я нашел

Небольшую, но все же отдушину,

В ровных строчках и честных стихах.

На руках.

На руках моих пепел от слов твоих.

И ожоги от впитанной лжи.

На груди шрам большого предательства.

Может, хватит уже.

Подожди.

Задержи бесконечно дыхание.

В моем мире нет смысла дышать.

Просто сядь и смотри вереницы снов.

Просто некуда больше бежать.

 

 

Я видел

 

Я видел бога, он стоял в ларек за пивом.

Усталый, сгорбленный, с поникшей головой.

И очередь, что двигалась неторопливо,

Старалась обойти его немного стороной.

 

Архангелы, сложив свои стальные крылья,

В соседнем дворике стучали в домино.

Устав от собственного мерзкого бессилия.

В стакан по кругу шло крепленое вино.

 

Я видел дьявола в прогнившей подворотне.

Картонка с серой надписью "на хлеб",

Небритый, пьяный в хлам владыка преисподней,

И старый пес в ногах, что десять лет как слеп.

 

Я видел бога, дьявола, продавшихся в ад бесов,

И мертвых душ в метро нестройные ряды,

Сложивших крылья ангелов, слетающих с навесов,

Уставших пожинать твоих трудов плоды.

 

 

Пустая Квартира

 

Хочу приходить в пустую квартиру,

Где свет не горит.

И пусто внутри.

Где волны рассеяны телеэфира.

Где время молчит.

Замок на двери.

Где стол дружит только с одной чашкой кофе,

Звонок отключен.

И сдох телефон.

Где в окнах живет только поздняя осень.

Курок не взведен.

Кошмар. Но не сон.

Хочу одиночества умерших комнат.

Наглеющей пыли.

Взорвавшихся ламп.

Комнат, которые даже не помнят.

Каких-то усилий,

Вынести хлам.

Хочу приходить насладиться покоем.

Диван продавить.

Курить не спеша.

Пока надрывается призрачным воем.

В двери стучит.

Пустая душа.

 

 

Звезды на развес

 

Взгляд на небо.

На звезды.

Бредовые мысли через затяг.

Кто-то нас создал.

Друг или враг.

Смешные теории словно костыль,

Для разума тех, кто в себе не уверен.

Мы звездная пыль.

Я не суеверен.

Бредовые мысли через затяг.

Коньяк.

И снова по кругу. Друг или враг.

Чего мы боимся?

В сущности, прах.

Мы все дети неба, если в общих чертах.

Размытые тени соседних миров.

Рабы нами созданных стрелок часов.

Без снов.

В петле нами созданных личных проблем.

Придуманных страхов:

Вокруг безысходность,

Страдание,

Тлен.

Один взгляд на небо.

На звезды.

Коньяк.

Кури, сколько хочешь, и даже в затяг.

Мы звездная пыль и останемся ею.

Когда тело сгниет, когда кости истлеют.

Ты тратишь отмеренный звездами срок.

На суету.

Подставляешь висок.

Стрелки – курок.

Все в твоей власти. Дай новый виток.

Отринь все уныние, жалость и тлен.

Твое Время пришло.

Поднимайся с колен.

Попробуй на вкус звездный ветер небес.

Попробуй немного чудес,

На развес.

Стрелки – курок. Не давай их спустить.

Мы все дети неба.

Мы научимся жить.

 

 

В нас никому не нужен обычный человек

 

В нас никому не нужен обычный человек.

Мы с детства перед зеркалом натягиваем маски.

Потоки лицемерия и лжи берут разбег,

Мы как туман вокруг себя, разбрасываем сказки.

 

В нас никому не нужен обычный человек.

На каждого прохожего кидаем взгляд с опаской,

Желание собой быть растает, словно снег,

И снова утро. Зеркало. Натянутая маска.

 

В нас никому не нужен обычный человек.

И мне плевать на остальных, я не боюсь огласки.

Мы от реальности, в ночь совершим побег.

На зеркалах останутся твоя и моя маски.

 

 

Давай сгорим, малыш

 

Мягко' мягко' шелк волос' словно летний ветер тронет.

Поцелуй горячих губ' и тепло твоих ладоней.

Нежно' нежно' в тишине. Шелест платья' скрип кровати.

На взмывающей волне' наслаждением охватит.

Жёстко' сильно' как во сне. Руки простыни сжимают.

На спине кровавый след' твои ногти оставляют.

Нежно' грубо' горячо. Выдох страсти обжигает.

Тихий стон и блеск в глазах. Моё сердце замирает.

Взрыв.

 

 

Я Заснул С Сигаретой В Кровати

 

Я заснул с сигаретой в кровати,

Я устал на работе, был пьян.

Я заснул с сигаретой в кровати,

И сгорел, словно спичка, к чертям.

 

Я заснул с сигаретой в кровати,

Со стаканом в застывшей руке.

Два последних глотка так некстати.

Пил себе бы в родном кабаке.

 

Я заснул с сигаретой в кровати,

В моей смерти винить лишь меня.

И костлявых, холодных объятий,

Не хватало мне после огня.

 

Я заснул с сигаретой в кровати,

Черный дым и звонки ноль один.

Миллионы летящих проклятий,

И сирены спешащих машин.

 

Я заснул с сигаретой в кровати,

Я звонил, но молчал телефон.

Я заснул с одной мыслью – хватит.

Ты ушла, и все это не сон.

 

Мне забыть не хватило работы,

Не помог ни коньяк, ни трава.

Не хватило еще две субботы.

Ты ушла. Значит все же права.

 

 

Когда тебя целует дьявол

 

Когда тебя целует дьявол, он задыхается от боли.

А на губах горит, дымится, крепленый привкус жженной соли.

Горит ладонь, что сжала руку, горит спина следом ногтей.

Перед глазами миллионы впитавших боль в себя ночей.

 

Когда тебя целует дьявол, на небосклоне гаснет свет.

Ты расправляешь свои крылья под градом рухнувших комет.

В аду метели, воет вьюга, на небесах ревут костры.

Когда его целует нежно, дитя невинной чистоты.

 

 

Изгнанный

 

На твоей спине

Обломки крыльев,

Кожей затянуты тысячи лет.

На рваной сетчатке

Клоками остался

Последний увиденный в жизни рассвет.

На бледных руках

Почерневшие шрамы,

Сетью сплошной до поникших плечей.

Рвутся в мозгах,

Выбираясь наружу,

Сотни насильно забытых ночей.

В растерзанном сердце

Лишь мутная жижа,

Бессмысленно в вены её заливать.

И ты растеряешь все,

Капля за каплей.

Тысяча лет как уже наплевать.

Не видно небес

И дороги обратно,

Проклятьем навечно закрыта печать.

Пусть срезаны крылья,

Распахнуты вены,

Прощения больше тебе не видать.

 

 

Каре На Крапленых Тузах

 

Я видел, в твоем рукаве припрятана пара карт.

Сдавай.

Я буду с тобою честен, ни крапа, ни блефа.

Только честная игра.

Давай, наливай.

До края стакана,

Как вчера.

Мне незачем думать, я знаю твой план, как себя.

Дама черви, король и валет. Чувствуешь боль?

Десятка и туз на столе.

Не спасает тебя твое каре, и твоя пара карт в рукаве.

Я играю с начала времен.

Ты сделал свой выбор. Уверен, ты тоже в игре искушен.

Внимателен, очень умен.

Прости, что так получилось, но сегодня ты обречен.

Давай, наливай.

Второй стакан на зеленом полотне.

Запей свое горе в напряженной, звенящей тишине.

Я дам тебе шанс.

Раздавай.

В моей коллекции тысячи душ. Мне разницы нет.

А ты срывай куш.

И сделай глоток. Я не люблю пить один.

Повысим ставки? Зачем мне твоя душа?

Я хочу прожить твою жизнь.

Не спеша.

Я же вижу, мой друг, ты готов это сделать,

Как всегда готов рискнуть.

Это твой путь.

Вскрывай.

Надеюсь, ты сможешь меня обмануть.

И снова каре. На крапленых тузах.

Капельки пота. До дрожи в руках.

А знаешь, ты молодец. Ты сумел побороть липкий страх.

Загребай свои фишки. Этот кон твой.

И запомни на всю подаренную вновь жизнь.

Самая трудная игра.

С самим собой.

 

 

Мне Снилось Море На Рассвете 

По мотивам снов Марии Галеевой

 

Мне снилось море на рассвете.

С густой, кудрявой белой пеной

Черно-серый мятый холст.

 

Мне снилось море на рассвете.

И шум волны, как ритм вальса в голове,

Так сложен и так прост.

 

Мне снится море на рассвете.

Оно зовет на танец, приглашает,

Взрезав берег и песок.

 

Мне снится море на рассвете.

И аромат пьянящей соли,

Сладкой болью отдает в висок.

 

Порывы ветра рвут меня, но я здесь, рядом!

Я спрячусь навсегда в твоих волнах.

И лишь касаюсь кромки твоей, даже взглядом…

Я просыпаюсь вновь...

И вновь в подаренных тобой слезах.

 

 

Четыре Плюс Три

 

Мои семь секунд.

Замрут.

В песочных часах из черного камня. Уснут.

Крупицы последних двух вдохов.

Неплохо, я думал, достанется меньше.

А тут семь секунд.

Мне целая вечность в подарок. Не жалко,

На дне нижней колбы настоящая свалка,

И если ты хочешь, возьми горсть себе.

Да хоть две секунды, а пять оставь мне.

Их все еще хватит на парочку вдохов и даже один мутный взгляд.

А в нем:

В нем следы дьяволят, и бесовский огонь.

У тебя две секунды, ты чувствуешь вонь?

Это плоть на костре, как закончится время,

Гниет.

У меня-то побольше, я слышу, как время поет.

Омерзительно.

Вот еще две секунды, протяни мне ладонь,

Я понимаю, для тебя может быть восхитительно.

Ну а мне теперь хватит и трех.

Я усну.

А со мной в песочных часах из черного камня мои семь секунд.

Ах, да.

Не будь ты занудой, забирай свои четыре секунды и дольше живи.

А хотя.

Снова ладонь протяни.

А ты еще не убрал...

Что так смотришь.

Забирай последние три.

 

 

Паршивая Сука Осень

 

Где тебя носит, паршивая сука,

Как ты посмела забыть обо мне.

Где твоя грязь, от дождя нет ни звука,

Ветра разрывают мне грудь лишь во сне.

 

Я три сотни дней, словно пес, ждал ответа,

Когда серым небом обнимешь меня.

Ждал твой туман, что стеной на рассвете,

Ждал листопады и снопы огня.

 

Мне чертово Солнце изжарило кожу,

А снег словно бритвой изрезал лицо.

Твое появление душу тревожит,

Залив небеса долгожданным свинцом.

 

Да где тебя носит, паршивая сука.

Отдай мне ветра, листопады, дожди.

Закрой меня тучами от смертной скуки,

Вернись ко мне Осень... вернись и прости.

 

 

Заложник Затмения Полной Луны

 

Мне остались лишь память и грезы,

Ровный берег у синей волны,

В сильный шторм и свирепые грозы

Жду затмения Полной Луны.

 

На причале, разбитом и древнем,

В одиночестве ночь напролет,

Жду, пока искра старого кремня

Отсыревший табак подожжет.

 

Терпкий дым бесконечно вдыхая,

Меня мысли уносят в ту ночь,

Когда плакал, тебя обнимая,

Потому что не знал, как помочь,

 

Ты, тихонько смеясь, целовала,

Напевала слова о любви,

Наконец, улыбнувшись, сказала:

«Я вернусь, ты меня позови.

 

Когда свет лунный гаснет над морем,

Крикни имя мое над волной,

Я услышу, поверь мне, и вскоре

Будем вместе под Темной Луной».

 

Десять лет я кричу над волнами,

Жду затмения Полной Луны,

Десять лет я живу лишь мечтами,

Ожидая с Небес темноты.

 

Крепкий ром небольшая утеха,

Когда слышится звонкий твой смех,

Отголосками старого эха,

Мне приносит его каждый всплеск.

 

Я проклятия шлю небосводу

С того дня на причале пустом,

Как ушла ты нагая под воду,

Серебристым махнув мне хвостом.

 

Мне остались лишь память и грезы,

Ровный берег у синей волны,

В сильный шторм и свирепые грозы

Жду затмения Полной Луны.

 

 

Корсары Грозового Неба

 

Ноги костяной стук по палубе гулкий,

Матросы в шеренгу стоят, как конвой,

Наш Кэп, разрази его гром, на прогулке,

В бессонную ночь, под кровавой Луной.

 

Нам Небо роднее всех вод Океана,

Скользим в облаках, разгоняя волну,

Мы дети родные ночного тумана,

Любую посудину пустим ко дну!!!

 

В безумные штормы поем эту песню,

Смеясь над бессилием грозных стихий,

Сердец наших проклятых, жаждущих мести,

Коснулись живущие в мире грехи.

 

«НА АБОРДАЖ!!!» – это наша работа,

С крепкой веревкой и с саблей в зубах

Будем мы биться, до смерти охота

Видеть весь ужас в застывших глазах.

 

Взятые в плен, танцевать на нок-рее,

Милости просим, доска и за борт!

Что же еще может быть веселее,

Ром! Абордаж! И атака на Форт!!!

 

Якорь мне в глотку, я сдохну пиратом,

Я был им рожден, и уйду им во Тьму,

Вот только справимся с наглым фрегатом,

И «Роджера» гордо я ввысь подниму!

 

Черное знамя, скрещенные кости,

Символ случившихся с вами утрат,

Помните, вы здесь: незваные гости,

В Грозах хозяин – Небесный Пират.

Аменция

 

Мой психиатр на сеансе нес через слово дикий бред.

Что болен я болезнью страшной, и что тебя со мною нет.

Мол, я тебя в уме придумал, и образ твой, как куча лиц.

Случайных встреч. И сотни тысяч на сон прочитанных страниц.

 

Что первый вечер бы обманом, а все слова – сплошная ложь.

И растворяясь в том тумане, не обнимал за плечи дождь.

Ты не касалась нежно утром небритых щек своей рукой,

Не задыхалась от щекотки, смеялась с криками "Постой!!!"

 

Тот кофе, что я лил в две чашки, давно скопился на столе,

А я его не замечаю. Мне врач сказал: "Живешь во сне".

Как будто что-то понимает. Я помню цвет твоих волос,

Я помню запах, голос, тело. Кто болен здесь, большой вопрос!

 

Моя рука твою сжимает, ты улыбаешься в ответ.

И сидя на одном диване, встречаем заново рассвет.

Со стороны мне плохо видно, как сидя на полу в углу,

В обитых поролоном стенах, я пристально смотрю во мглу.

 

 

Гамбит Червонной Королевы

 

Разбита армия Червонной Королевы,

Огнем охвачены бумажные тела,

За кровь и честь поднявшей в бой их юной девы,

Рискнувшей свергнуть власть тирана Короля.

 

Огнем пылает яростное сердце Дамы,

Не сломлен дух, хоть и на плахе голова.

Она герой, но не дешевой сельской драмы.

Герой и даже после взмаха топора.

 

Казнивший идола, поддержки здесь не встретит.

Лишь недовольный ропот тысяч голосов.

За ней победа будет, даже после смерти,

Зачин для новых очистительных костров.

 

 

Братья по Снам

 

Мы уходим неслышно, растворяясь в тумане,

Мы скользим словно тени, по мирам ваших снов.

И Пока ты окутан в рассветном дурмане.

Ты не вспомнишь ни лиц, ни рассказов, ни слов.

 

Рождены в Первом Сне, что Творец считал явью.

Рождены, что бы жить в миллиардах Миров.

Наша жизнь - одеяло лоскутной печали,

Наша жизнь -. подарить тебе веер из снов.

 

Мы неслышно уходим, с твоим пробужденьем.

Тонкой грани Миров не заметят глаза.

Даже если увидишь - стряхнешь наважденье.

Мы уходим в рассвет - поджигать небеса.

 

 

Свет Звезд, что Миллиарды Лет Мертвы

 

Я ночью выберусь тихонько из под пледа,

Подумав, завернусь в него, возьму с собой.

Шагами мягкими, не оставляя следа,

В объятья ночи окунаюсь с головой.

 

Лишь теплый, свежий, обнаженный летний ветер,

Тревожит робко, обнимая, мой покой.

Но он уйдет, что бы вернуться на рассвете,

Шепнув на ухо тихо: нам пора домой.

 

Ну а пока, я буду наслаждаться светом.

От звезд, что миллиарды лет уже мертвы.

Внимать их мудрости, и чувствовать себя поэтом.

Посланник звездной, но почившей красоты.

 

Я слышу шепот, значит мой вернулся ветер.

Лучами первыми коснулся крон рассвет.

Я сохраню, той красоты небесной пепел.

Плененный ярким светом мертвых звезд поэт.

 

 

Вкусное Небо

 

Оторву кусочки неба, заверну их в облака,

Скоро все засыплет снегом, придет белая тоска.

Небо после снегопада, после ветра, что гнет куст,

После гроз, дождя и града, оно разное на вкус.

 

Есть осенний, нежный привкус, тот, что я сейчас храню,

Есть колючий, зимний, терпкий, я их сразу узнаю.

Сладкий летний, мягкий сахар, и весенний свежий бриз.

у него безумный запах, яркий девичий каприз.

 

Миллион оттенков разных, наполняет белый свет.

И когда-нибудь, однажды, я попробую их все....

 

 

Кто запретит?

 

Новое утро для каждого дня. В голову снова лезут проблемы.

Зачем я проснулся? Опять без тебя. Пустая кровать, надоевшие стены.

Вторая подушка, как третья рука, и в душ без проблем, он не занят как раньше.

Кофе без завтрака. Грамм коньяка. Кто запретит? Существую же дальше.

Каждое утро примятая простынь. Шарю рукой, а в ответ пустота.

Не рассыпаются мягкие волосы. Мне по лицу. Ты ушла навсегда.

Кто запретит мне не бриться неделями, вешать рубашки на дверки шкафов.

Жить с остальными лишь параллелями, и за день сказать может пять - десять слов.

Кто запретит мне бутылки бессчетные, кто запретит мне шагнуть из окна.

Ты запрещала когда была рядом. Но больше не можешь. Теперь ты ушла.

Кто запретит?

 

 

Солнце из Каленого Вольфрама

 

Под тусклым светом Солнца из Каленого Вольфрама,

На плечи давит серостью Бетонный Небосвод.

Застыв в дверях знакомых Механического Храма,

Других дорог не зная напролом идем вперед.

 

Нас укрывают стены с обезличенными окнами,

К ним приближаться утром брезгует Рассвет.

Пытаясь, серость скрыть раскрашенными стеклами,

За правду, и на веру принимаем всякий бред.

 

Под тусклым светом Солнца Из каленого вольфрама,

Как прокаженных нас обходят чудеса.

Все глубже прячемся за стенами Разрушенного Храма

Что был Душой. И выгорают Небеса.

 

 

Просыпайся...

 

Открой глаза, я знаю ты проснулась..

Так любишь беззащитностью дразнить.

Открой глаза, я вижу улыбнулась...

Пора нам сны в реальность воплотить.

 

А может то не сон, что ночью было?

Быть может все случилось наяву?

Постель еще под нами не остыла

И те мгновенья снова оживут...

 

Я буду наслаждаться каждым вздохом

Бессвязный нежный шепот, тихий стон...

И мне не страшно даже ненароком,

Спугнуть эту реальность или сон...

 

 

Воскресная тетрадь из осенней листвы

 

Тихо, тихо..Не шуми..

Слышишь, дождь стучит по крыше,

Каждой каплей, слышишь дышат,

Вдохновения ручьи...

 

Тихо, тихо...Не шуми...

Передай мне лист тетрадный,

Карандаш. Запомни, важно,

Все на память занести...

 

Каждой каплей выльется

Мелодия осенняя, в тетради воскресения,

Сплетенной из листвы...

 

 

Отблески Твоего Отражения

 

Когда-нибудь оно тебя похитит.

Твой взгляд и твои мысли, твой рубеж.

Ты каждый день пытаешься его насытить.

Но это лишь иллюзия надежд.

 

За каплей капля, потихоньку вытекаем.

В зеркальную поверхность душу льем.

За каплей капля добровольно умираем,

Себя частицу этой твари отдаем.

 

И утром глядя в отражение,

Смывая паутину сна,

Мы ждем, когда растает наваждение,

И в гости к нам нагрянут чудеса.

 

 

Похититель недочитанных книг

 

Ты скользишь по бумаге глазами,

Через строчки придуманных тем,

Может, даже шевелишь губами,

Став участником чьих-то проблем.

 

Ты устал, отвлечешься, отложишь.

Недочитанных пару страниц,

И тем самым мне дверь приоткроешь,

Нарушителю тайных границ.

 

Не дочитано несколько строчек,

С наслаждением к ним я приник.

Раздается с финальною точкой,

Мой безмолвный, но радостный крик.

 

Я украл твои мысли и чувства,

Я забрал все себе в один миг,

Все возникшие образы, буйства…

Наглый вор недочитанных книг.

 

 

Безумие одиночества

 

Когда укрывшись плотною завесой, от боли, чувств, и ощущений пустоты,

В себя зарывшись в жаркий кокон тесный, со смехом буду поджигать мосты.

По сторонам не глядя шаткою походкой, в руках за нитку прошлое держа,

И со второй улыбкой – перерезанной вдоль глоткой, пытаюсь спрятаться подальше от ножа.

 

Я с ним нарушил все твои законы. Кусок от Неба себе нагло откроил,

Теперь и навсегда. Мы будем снова незнакомы. С рождения, до каменных могил.

И растворяясь в собственном нахлынувшем безумстве, дрожащей окровавленной рукой.

Я напишу единственную в своей жизни книгу, в конце которой ты останешься со мной…

 

 

Безмолвный Танец Демона и Гостьи

 

Мой Стихотворный Демон снова оживился,

Почувствовав ее призывный взгляд,

В безмолвном танце диких мыслей закружился,

От их объятий строчки на листах горят.

 

Она приходит к каждому поэту.

Но лишь тогда, когда ей в голову взбредет,

Не за награду или звонкую монету.

Увидит искру если и любовь в тебе найдет.

 

Мой Стихотворный Демон тот еще любовник,

И Муза видимо, собой так хороша,

Кто первый начал... Кто из них виновник…

Что в строки эти вложена моя Душа.

 

 

Нож, молоко и вОроны

 

Ножом хочу надрезать свои мысли, быть может, что-нибудь, что спряталось внутри,

Еще не до конца загнило и прокисло, и стоит подходящее найти.

Отрезать уголок души со скрипом. Ну, как пакет с холодным свежим молоком,

Подставь стакан, налью тебе в разбитый. А я, пожалуй, виски с почерневшим льдом.

 

Любовь, уныние, тоску и к себе жалость, я на задворках вывешу как грязное белье,

В моем сознании давно перемешалось, где соловей поет, а где клокочет воронье.

Ножом тупым разрезанные мысли, стакан с пролитой сквозь него душой,

И чувства те что во дворе повисли…Быть может вы подарите покой?

 

 

Мой океан

 

Я много слышал о тебе…То там, то здесь… А может слухи?

Быть может те, кто рядом был, к твоим вопросам были глухи?

Ты часто снишься мне сейчас, пусть мы и не знакомы,

Но твой песок, и шум волны теперь мои фантомы…

 

Я много слышал от других… То там то здесь…Ты бесконечен.

Спокоен с кем то, просто друг… К кому то бессердечен.

Когда я спал, я был тобой, я был волной, и ветром.

Я был беспечен. Воевал. Я был тобой. Бессмертным.

 

Но я не сплю сейчас. В пути. Твой зов ведет, я слышу.

Сквозь ночь и ветер, сквозь туман я вижу, как ты дышишь.

Сквозь километры серых плит, сквозь флаги разных стран,

Я упаду в тебя, сольюсь. С тобой мой Океан.

 

 

Искусство Ненависти

 

Как жаль, что душу не пропьешь в хмельном угаре.

Как жаль, что эта часть навечно спрятана внутри.

Там места нет уже для этой мертвой твари,

Хотя кругом горят и стонут пустыри.

 

Как жаль, во мне кусок сожжённой плоти,

Как жаль, он кровь не сможет уже гнать.

Застыв внутри, он больше не поглотит,

Мое желание без страха убивать.

 

Как жаль, что я не знал такое чувство.

Как жаль, что ненависть в себе копил.

Взорваться с ней не легкое искусство.

А что душа ? Ее я в боли утопил…

 

 

Просто рядом быть...

 

Я хотел быть просто рядом…Молча за руку держать.

Любоваться звездопадом… В один ритм не дышать.

Я хотел быть просто рядом, просто быть твоей стеной,

Защищать и незаметно наслаждаться красотой…

 

Я хотел стать твоим смыслом. Влиться в часть твоей души,

Для тебя быть мягким, чистым… Я хотел, и я спешил…

Одиночество не страшно…Страшно знать, что ты с другим,

Понимать, что все напрасно. И что он тобой любим.

 

Мечта в подарок

 

Хрустящей тропкой белоснежной, к крыльцу с фасадом из листвы,

Под руку с самой чистой, нежной, не поднимая головы.

Камин, сырой доской шипящий, а за окном метель и вьюн.

Теперь я точно настоящий. Без страха… С легким dejavu.

 

Огромный плед, два близких тела, вино с горчинкою в бокал,

Я знаю, так ведь ты хотела… Ты знаешь – я это искал.

И вроде было так, когда-то…Но променял на пустоту.

Теперь ты все назад вернула. В подарок мне мою мечту.

 

 

Все, что от меня осталось

 

Я снова рву на части лист, залитый мыслями из снов.

Я не могу держать в себе, и не готов с кем-либо поделиться.

Их будет тысяча еще таких исписанных листов,

Сожженных, порванных, в попытке хоть кому-нибудь открыться.

 

За миллионом строчек прячется тягучий липкий страх.

Обманы, грусть, предательство и черная смертельная усталость.

Я словно жду, когда застынут стрелки на моих часах.

Пустая оболочка, до дна испитая душа, вот все, что на сегодня от меня осталось.

 

 

Чужие Туманы

 

Я хочу плыть в чужие туманы, окунуться, забыть о тоске,

Руки, сунув в пустые карманы, уходить в пустоту налегке,

Надоели знакомые лица, разговоры как запись с листа,

Мне туман по ночам уже снится, наяву же одна суета.

 

Серых красок разлитое небо, и подошвы в осенней грязи,

На асфальте убитого снега, что в лицо тебе искры вонзит.

Я хочу плыть в чужие туманы, не хочу быть таким же, как все.

Ложь, предательство, страх и обманы. Не по мне это все. Не по мне.

 

 

Тетрадь по одиночеству

 

Мой любимый вечерний коктейль. В ледяном запотевшем стакане

Я смешаю крепленый портвейн, свои мысли, остатки сознанья.

Одиночество, боль и тоску, горькой жалости самую малость,

Пью до дна и всегда по глотку, потому что знаю, там много осталось.

 

И когда, опьянев от тоски, Демон вырвется снова наружу.

Он сожмет мои руки в тиски, хоровод адских мыслей закружит,

За столом, до утра, под свечой, я без сна буду жить его творчеством,

Мысли все и стихи запишу, я в тетрадь свою по одиночеству.

 

 

Звезда из наших снов

 

Когда-нибудь, в тиши ночной, я все равно тебя найду.

За шагом шаг к черте из снов, за руку подведу.

Прохладный сумрак, свет луны, твой голос льется серебром,

И каждый выдох твой – мой вдох, вливается теплом.

 

Когда-нибудь в тиши ночной, ты будешь меня молча ждать,

На небе в мириадах звезд, одну звезду искать.

Я тихо встану за спиной, и, вспомнив тысячи стихов,

Найдем мы вместе ту звезду. Одну… Из наших снов…

 

 

Не Засыпай

 

Пожалуйста, не засыпай, расскажи мне еще о себе.

Все останется здесь, между нами, в подступающей к нам темноте.

Я ведь знаю твое только имя… И как волосы пахнут твои…

Для меня ты сегодня богиня...Расскажи мне все, только не ври…

 

Расскажи, что устала от жизни, что в объятьях моих твой удел,

Говори, говори до рассвета, дай услышать мне то, что хотел…

Неслучайной была наша встреча, эти искорки маленьких чувств

От касания к шелковой коже разлились океаном безумств.

 

Но ты только легко улыбнулась и устало закрыла глаза,

Поцелуй и спиной повернулась…Чтоб не видел, как тает слеза…

 

 

Вспышка

 

Закипела по венам алая кровь, забурлила, сознанье сжигая,

Разрывает на части страсть, не любовь, и я счастлив, тебя обнажая…

По руке нежно пальцем, страстно губы на грудь…

Дам секунду тебе: отдохнуть, и вздохнуть, и войду, как огнем обжигая…

 

Кроткий стон, резкий ритм, долгий, мягкий изгиб, по плечам твоим пламя стекает.

Черный шелк простыней, мягкий свет из окна, тихий вскрик, мой напор нарастает.

Эта ночь бесконечна, эта буря страстей, твои стоны меня распаляют…

Я хочу, чтобы в вечность ворвался финал…когда тело от счастья взрывает.

 

 

Демон ненаписанных строк

 

Где мои мысли, где моя муза, где эти строчки продуманных тем?

Рвется сознанье, изменчивый разум, ночи без сна. Я остался ни с чем.

Сломанный грифель, пустые чернила, девственно чистый тетрадный листок.

Он в голове. Одержимый. Смеется. Демон моих ненаписанных строк.

 

 

Она гуляла по снам

 

Она гуляла по снам, не таясь, легкой походкой касаясь сознания.

Плакала, пела, тихонько смеясь. Нагая во мне разжигала желание.

Танец безумный, изгиб ее тела, нежный призывный, чарующий взгляд…

Я знаю, что сон. Но ты ведь хотела, наши тела теперь в танце сгорят.

 

Огненной страстью прокаленный воздух, глоток обжигает, и сердце кричит.

В висках бьется песни отчаянной отзвук, и тело, на пике сжимаясь, дрожит.

Во сне ты сольешься со мною в экстазе, нам будет так просто пылать на ветру…

Я не забуду той призрачной связи, проснувшись. Вернувшись в свою Пустоту….

 

 

Сука, Неудачник и 9 Грамм. By shtormo

 

Я за тебя отдал мечту, я за тебя продал рассвет.

Я понимаю, не успел, в твоей душе мне места нет.

Зачем был нужен этот фарс, зачем был нужен этот бред,

Я за тебя отдал мечту, я не увижу больше свет…

 

Я ждал, я верил, я мечтал, я видел сны, где был с тобой.

Я наяву тебе писал, как я сражался с пустотой.

Мои фиаско день за днем, в тебе лишь разжигали смех,

Я был никто, я был никем, одной из множества утех.

 

Сейчас смотрю в твои глаза… Но пусто там, я словно слеп.

Ты замолчала навсегда, и кто теперь из нас нелеп?

Я обещал тебе весь Мир, и я тебе его отдам.

Он будет в твоем сердце жить, и будет весить девять грамм.

 

 

Матери…

 

Мой первый взгляд осознанный – твои прекрасные глаза.

Мой первый крик болезненный – твоя прозрачная слеза.

Моя печаль – твоя улыбка ей преграда…

Мой смех… Всегда был для тебя наградой…

 

За многие пустые километры

Ты можешь чувствовать мою глухую боль…

Мою улыбку до тебя доносят ветры.

Я знаю это все… И мне сказать позволь…

 

За всю любовь, за нежность, ласку,

За доброту, терпение, огонь…

Я не скажу: «Спасибо, Мама».

Я навсегда сожму твою ладонь.

 

 

Lysersaure Diethylamid The First Dose

 

Отстранившись, я вижу, как время течет

по горящей огнем занавеске.

Мягко капает пламя на кукол живых,

что к лицу прочно крепятся леской.

 

Танец красных теней, стон поющих детей,

этот танец меня возбуждает

Тусклый смех в голове, мертвый взгляд из окна,

вечность в гости меня приглашает.

 

 

Lysersaure Diethylamid The Second Dose

 

Поднимаясь с земли, грязно-серые капли

Устремляются вверх к пелене мрачных туч,

Шаг за шагом назад возвращается время,

Угасает последний прорвавшийся луч…

 

Затихают шаги за бетонной стеною,

Не раздавшийся стук мне вонзается в мозг,

Загустевшие мысли сжигают сознанье,

Сумасшедшее время их плавит как воск…

 

В этой пляске времен лишь один недостаток,

Просыпаясь, глаза открываю во сне,

Грязно-серые капли, летящие в небо,

На ближайшую вечность застынут в окне…

 

 

Lysersaure Diethylamid. Death

 

Заключительная часть трилогии Lsd.

 

Пляска времени и смерти на расплывшихся мозгах,

Порождает дикий хаос и безумие в глазах.

Застывающие тени заслоняют Солнца свет.

Я кричу… Но бесконечность лишь смеется мне ответ…

 

Тьма подарит наслажденье, подмешает в него страх.

Я останусь на распутье, пусть с улыбкой на губах…

Блики солнца за тенями…затихает сердца стук…

Монотонный, одинокий, никому не нужный звук...

 

Эти спутанные строки, мой последний тихий вдох,

Кровь замедлила ток в венах, я от тишины оглох…

Застывает в каждой клетке так любимый мною яд,

Вздох последний…наконец-то… стекленеет мутный взгляд…

 

 

Мусор Вечности

 

Сливая мусор вечности в сознанья ржавый чан,

Я пил из бесконечности и был прелестно пьян.

Сквозь днище проржавевшее стекает мыслей вязь,

И словно обрывается с душой и телом связь.

 

О чем шептали Боги мне на перекрестках снов?

Нетрезвые, нелепые, попратели основ.

Я видел эти игрища гигантов и владык.

Я пил из бесконечности, я к этому привык.

 

Играют в бисер звездами, я помню каждый миг,

Кусок из моей вечности… Пронзивший время крик.

Сливая мусор вечности, я ко всему готов.

Нетрезвым быть, нелепым быть, попрателем основ.

 

 

Отверженный Бог

 

Расколотое Солнце разрушенных миров,

Пристанище Забытых и Униженных Богов,

Закрыв глаза, я вижу его потухший свет…

В руках все тот же «Бим»...Но нету сигарет.

 

Я плел вселенных нити, сплетая жизни ткань.

Носил шелка и золото…потрепанную рвань…

Я пил нектар Божественный и хлебный самогон,

И самым лучшим гостем был, и выгоняли вон…

 

Я верой жил подпитанный, в сердцах горел огонь,

Любому, кто доверился, я протянул ладонь…

Нетрезвый и нелепый, Хозяин Миражей,

Хранитель ваших мыслей, последних рубежей..

 

Расколотое Солнце разрушенных миров,

Пристанище Забытых и Отверженных Богов,

Навечно станет домом мне, пока способен пить.

В сознании и трезвому мне трудно Богом быть…

 

 

Хозяин миражей

 

Когда остынет солнце, погаснет его свет,

Осколки лунной пыли прочертят в небе след.

С бутылкой Бима в правой и дымом сигарет

Полубезумный, пьяный, я буду ждать рассвет.

 

В руинах мегаполиса, с высоких этажей

Я сам рисую Солнце, хозяин миражей.

Глоток через затяжку, и лунной пыли след…

Лучей уже не будет. Смеются звезды вслед.

 

Когда остынет Солнце…Холодный черный шар.

Паленый, теплый виски, зальет души пожар.

Собрав со всех вселенных кусочки витражей.

Я нарисую звезды…Хозяин миражей.

 

 

Sex. Violence. Cancer

 

Я не вижу солнца, рожденного в людях,

Много лет. И в веках,

Расточая свой яд, разливая заразу, теряясь в буднях,

Мы придумали тысячи слов, придумали, кого и за что сегодня судят,

Кому и что запретят, и какого демона завтра разбудят.

Секс, убийства, насилие, деньги – демоны наших унылых времен,

Каждое предательство – шаг по ступенькам,

И каждый с рождения в нем искушен.

Оглянулся.

Серые краски и черная густая смола,

Заполнила отверстия в черепе, там, где должны быть глаза,

И страшно. Страшно взглянуть на прохожих,

Увидеть себя в их отражении.

Похожим.

Потом дома, раскачиваясь на стуле, обняв колени,

Твердить себе до отупения,

Я не такой, я здоров и не болен,

Я умею любить и делать добро,

Я не стремлюсь вас спасти, за себя я спокоен,

Я буду курить, заливаться из черной квадратной бутылки,

Забуду плевки и ваши ухмылки,

Улыбаясь, качаясь все на том же стуле, в прохладной ночной тиши,

Думать с наслаждением о том, что в отличие от вас у меня нет

Рака души.

 

 

Полвосьмого

 

Солнечный свет сквозь закрытые веки,

Лучами прямыми расплавит стекло.

Не помогло.

Тихая ненависть каждого утра, опять семь часов.

Снова солнце взошло.

Невозможно.

Я думал – жить это сложно, изо дня в день повторять ритуалы – кофе, работа, секс.

Читать мануалы.

"Измени все, изменись сам.

Прими пару важных решений, добейся свершений, нацеливай себя.

Святые макароны, какая херня,

Оторвать руки автору подобного бреда, закопать в толще арктического снега.

Я думал – жить это сложно, оказалось – понятия спутаны, никто и не жил еще,

Наслаждаясь дыханием, в нежность укутанным,

Просто война, а не жизнь, выживание, видимо, за какие-то грехи наказание,

Прошлой жизни привет.

А где же признание?

Курить.

Утро же, кофе в глотку без сахара, пулю в башку, полвосьмого, опоздать на автобус.

Снова курить и ждать другого.

Полвосьмого я умер. И так каждый день начинается.

Кофе, курить, зарядить пистолет.

Мозг разрывается, пятна на стенке и в чашку по капле,

Пустая жизнь подлежит уценке,

И ты ни при чем.

Хоть и продался дешево, покупатель один, и с ним не поспоришь, покричишь, поноешь.

Он усмехнется. Но цен не поднимет.

А ты согласишься. Как шлюху тебя снимет.

Судьба.

У нее таких много, не поможет мольба,

Не помогут угрозы, сопли и слезы.

Утро.

Тихая ненависть, мягкий курок. Сигареты. Прощальный урок.

Какие секреты?

Проклинаешь рассветы, приветы, веришь в приметы и главная цель:

Дождаться вендетты.

С тварью Судьбой.

Сигареты. Мягкий курок.

Придет и твой срок, а пока не терпи. Нажимай.

И скажи свое слово.

Опять.

Полвосьмого.

 

 

Однажды вечером…

 

Промозглый ветер, поздний вечер, на остановке пустота,

И с каждой новой сигаретой все больше давит темнота.

Он в тонкой куртке. Запахнулся, автобус можно и не ждать,

Домой добраться невозможно, хоть на работе ночевать.

 

Затяг последней сигаретой, теперь обратно в офис. Спать.

И вспоминать ублюдка шефа. Насрать, уже не привыкать.

Но вот огромный внедорожник и дальний свет, бьющий в глаза,

Остановился, дверь открылась, забыл про шефа-подлеца.

 

«Вас подвезти?» – прекрасный голос. А за рулем – как будто сон,

Сидит прекрасная блондинка. А рядом – ее чистый клон.

Хотел сначала отказаться – ботинки как со дна болот,

Но сил на это не хватило, воды как будто набрал в рот…

 

Девчонки только рассмеялись – садитесь, нам ведь по пути?

Он молча сел и пристегнулся. Ну не пешком теперь идти.

– Нам только нужно по дороге заехать быстро в магазин,

Как раз недалеко заправка, уже кончается бензин.

 

И вот пакетами груженный он помогает все убрать,

В багажник столько загрузили, что месяц можно роте жрать.

Подъезд замызганный знакомый: «Спасибо вам, что подвезли»

Они в ответ только смеются: «Ну мы же бросить не могли»

 

– Ален, я есть хочу так сильно, слона готова сразу съесть!

– Ну жди, до дома-то недолго, а хочешь если, ешь прям здесь.

Ну да конечно! Прям в машине! Спасибо нет уж…Потерплю…

Как будто с цирка убежали…ты знаешь я так не люблю.

 

– Послушай Игорь! Ты же холост? Наверняка живешь один?

А может, мы к тебе заглянем? Ведь для отказа нет причин?

А вот причин то было столько, что их почти не сосчитать.

Не олигарх, не золотой ребенок…Но как тут можно отказать…

 

Вино, закуска, смех и виски, безумный секс, все на троих.

В ту ночь шум в маленькой квартире под утро только лишь затих…

Он на работе не расскажет. Зачем? Ведь не поверит ни один.

Они вернутся в мир богемы, брильянтов денег и машин…

 

Прошло три месяца. Мы видим подруг на выставке картин,

Все сливки здесь, одна элита, из звезд рассыпан серпантин…

– Как скучно здесь, Ален… Достало!!! А может к Игорю сейчас!?

– Конечно, тогда круто было…Но думаешь, он вспомнит нас ?..

 

 

Цугцванг

 

Мы застыли на месте, пистолет у виска,

Едкий пот по щеке, мелкой дрожью рука,

Жизни кон разыграли, мои ставки ва-банк.

Вороненое дуло. Щелчок? Нет. Цугцванг.

 

 

Любите. Любите, что есть силы

 

А вы любите любовью заниматься на рассвете?

Когда соседи сладко спят, и не мешают дети.

И за окном проснулись утренние птички,

А после, стоя на балконе, прикуривать от спички…

 

А вы любите любовью заниматься ясным днем?

Когда кровать от страсти загорается огнем,

И так на полчаса, отбросив все заботы,

Спешить потом, оставшись без обеда, на работу.

 

А вы любите любовью заниматься темной ночью,

Когда луна от стонов краснеет и хохочет,

Когда без сил свалившись на расшатанной кровати,

Один сдается, простонав: "ну, может, хватит..."

 

Любить друг друга надо нежно...

И жестко, страстно, бережно, прилежно.

И днем и ночью, утром на рассвете,

Пока свекрови нет, и в садике играют дети,

Пока есть молодость и до могилы...

Любить друг друга надо что есть силы.

 

 

Маски

 

Унылый рассвет, как дитя серых красок.

У зеркала мучаюсь выбором масок,

С утра словно зверь, нет причин улыбаться…

Куда ее дел? Счастливая маска.

Пора собираться.

 

Щелчок зажигалки и первая доза.

Полегче… Как выход с ночного наркоза,

Вокруг словно театр – смешки и улыбки,

Хорошие маски скрывают ошибки

 

Люблю тебя…Тоже…скучаю… И я…

И лживая маска в течении дня.

Красивый костюм и прекрасное платье…

Лесть воском застынет на вас как проклятье.

 

И вновь на рассвете все в серых тонах,

И тысячи масок в чужих зеркалах.

Оставлю открытым один лишь вопрос…

Кто даст мне по вене навечно наркоз…

 

 

Обожженные небеса

 

Мне снился сон, я словно жил в зеркальном отраженье.

Я видел свет пылающей, обугленной звезды…

Агонию звезды, а не рожденье, под небом всполохов огня сады…

 

Я – Ангел Отражения. На черных крыльях пламя…

И яростный, пронзающий во времени удар,

Мой взгляд, обрушивший кометы, Звезды способен потушить пожар.

 

Из всполохов, рожденных бледным, омертвевшим светом,

Пронзает душу, Вечности лазурное копье.

Она пришла из пламени, рассветом обогрета, я, потрясенный, видел лишь ее.

 

И встав пред нею на колени, я стал свидетелем чудес...

Услышав нежный шепот, я поднимаю взгляд туда,

Где плотью серых туч сокрыта сожженная душа небес...

 

 

Серое небо

 

День – словно лист дешевой бумаги,

Исписанный черным гусиным пером,

Не каждому хватит воли, отваги

Залить этот лист разноцветным пятном.

 

Вокруг осужденье – как можно коверкать

Сложившийся в мире порядок вещей,

Пиши черной краской, убористо, ровно,

Поменьше, пожалуйста, диких идей.

 

И глядя в унылое серое небо,

Что плещется как океан за окном,

С тоскою выводишь ты ровные строчки,

Как под копирку. И так день за днем.

 

 

Зачем?

 

В оковах тесных Мира,

Идя сквозь тьму на свет,

Кровь, словно лед, по венам стыла...

Я понимал – спасенья нет.

 

Ненужный шаг – пустое дело,

Бессмысленный натужный труд

За горсть монет и воду с хлебом,

За рассекавший спину кнут.

 

Зачем? Чтоб на исходе кости тлели?

Чтоб доедали черви стылый труп,

Который в землю закопали,

И тех, что пользы не несут

 

Чтоб выбор был: за кнут иль на колени,

По головам таких же бедолаг

Взбираться вверх к вершинам быдла,

Врезая свой победы флаг.

 

И после, крепко хлыст сжимая,

С улыбкой ярости на обезумевшем лице,

Считать себя вершиной мира,

Венцом творенья на Земле.

Comments: 0

Алексей(Пятница, 02 Январь 2015 19:55)

Очень интересные стихи. Правда. Мне понравилось.

 

 

pervayarosa(Воскресенье, 12 Апрель 2015 14:35)

Поздравляем с победой в Литконкурсе Верлибр-15!